«Я верю в силу Вселенной»

26 октября | 2375 0

Елена Дубровская родилась в Шимановске, отучилась в Хабаровске, а затем переехала жить в Благовещенск. Она начинала с официантки в кафе, а сейчас девушка — востребованный по благовещенским меркам фотограф. Почему она не снимает мужчин, каково ей почти год жилось в Таиланде и как ей помогла йога — она и рассказала MOJO.

О жизни в Хабаровске

— Лен, ты из Шимановска? 
— Я родилась в Шимановске, у меня родители там живут. Но в 16 лет я окончила школу и уехала оттуда. 

— Как тебе жилось?
— Никак. Как можно жить в маленьком городе, когда у тебя столько амбиций (смеется)? Поскольку я каждый год ездила в Хабаровск к тете в гости — на Новый год либо летом, — то знала, что по окончании школы поеду туда учиться и жить. 

— Чего тебе от жизни хотелось, кроме того, что просто сменить один город на другой?
— Развиваться. В Шимановске это делать невозможно.

— Как именно ты хотела развиваться?
— С детства мне было интересно рисование, так что я даже окончила художественную школу в Шимановске. У меня была мечта поступать на дизайнера, но обучение было дорогое, так что мы с семьей не смогли это себе позволить. Учиться заочно? На дизайнеров так не обучали. А совмещать очную учебу и работу я не могла, потому что дизайнерское дело требует очень много сил и времени. Так что поступала на того, на кого прошла по баллам. 

— На кого?
— На спасателя. Через полгода перевелась на юриста заочно.

— Совсем не похоже на дизайнера.
— (смеется). Экономист или юрист — такой у меня выбор стоял. Но образование, если честно, нужно было для моих родителей. Им это было важно, а мне эта профессия ничего не дала. Я ни одной статьи не знаю. 

— У тети ты не жила пока училась?
— За все время — не больше полугода, когда были финансовые трудности. А зачем обременять тетю? Со временем я поняла, что не могу жить в общежитии, захотелось чего-то большего. Поэтому перевелась на «заочку» и устроилась сразу на две работы. 

— Что за работа тебе подвернулась?
— Я была официанткой в обычном с виду кафе. Но в подвале находился гей-клуб, где по пятницам и субботам проводились тематические вечеринки для лесбиянок и геев. Параллельно трудилась официанткой в казино.

— Что-нибудь интересное вспомнишь из работы в гей-клубе?
— Я там проработала недолго, так что чего-то «вау» и не вспомню. С мальчиком-геем  подружилась. Он мне все рассказывал про свою любовь к взрослому мужчине. А не проработала я долго из-за ревнивых лесбиянок. Недельки три проработала, но такое ощущение, что я там провела года два.

— Тебя легко туда взяли?
— Никаких вопросов не задавали. Изначально я же устраивалась в обычное кафе. О таких вечеринках я узнала лишь во второй рабочий день, как раз в пятницу. Причем это были закрытые «пати», о них мало кто знал. Сначала меня такое шокировало, было некомфортно. Потом уже абстрагировалась.

— Ты противница ЛГБТ-сообщества?
— Я? Нет. Мне все равно. Это их личная жизнь, их принципы, их желания. Почему нет? 

После того, как ушла, у меня осталась только работа в казино. Сначала официанткой, потом администратором игровых автоматов, барменом. Вообще, я много где работала с 16 лет. В компании по продаже недвижимости, в магазине дорогого женского белья в Хабаровске.

— Почему ты меняла работу так часто?
— У игрового бизнеса были проблемы с законом. Если нас закрывали — искала другое место. Открывали — возвращалась, потому что финансово это было выгодно. 

— Много ты там получала?
— Достаточно. Не могу вспомнить сколько, но хватало.

— На что хватало?
— На все (смеется). И по магазинам пройтись, и жилье снять, и развлечься. Единственная моя глупость — нужно было откладывать деньги, а не прогуливать их и тратить на какие-то бессмысленные вещи. 

Переезд в Благовещенск

— На пятом курсе ты переехала в Благовещенск. Как тебе этот поступок дался?
— Тяжело. Я переезжала в город, в котором у меня не было абсолютно никого. В Благовещенске я была до этого лишь пару раз. Мне этот город не нравился, я его считала унылым и печальным. Я долго шла к переезду. Не понимала, как можно оставить мой прекрасный Хабаровск.

— Кажется, сейчас ты знаешь больше людей.
— Во-первых, я человек общительный, легко нахожу общий язык со всеми. Во-вторых, я почти сразу пошла работать. Не могу дома сидеть, мне нужно чем-то заниматься. Опять в магазин какого-то дорогущего женского нижнего белья.

— Тебя притягивают такие магазины?
— Там все такое красивое. Конечно, притягивают (улыбается). Проработала там года два.

— Некоторые девушки не хотят делать ничего, а ты  работала, хотя мне показалось, что могла и не работать — все у тебя было. Почему не все девушки так делают?
— Это их право. Я не могу сидеть на месте, сидеть дома. Ты же деградируешь, не развиваешься, не приобретаешь новые знакомства. Они всегда нужны.

О фотографии

— Как получилось, что фотограф Елена Дубровская взялась из ниоткуда, а сейчас ее многие знают?
— Начинала со своих знакомых, которых снимала бесплатно или за символические деньги. Потом пошел «Амурнет», их «Купоны» и баннеры. Все это дало мне хороший толчок. Четыре года назад, когда я занялась фотографией, соцсети еще работали не так круто, как сейчас.

— Хороших фотографов сейчас достаточно. Как выдержать конкуренцию?
— У каждого из них есть свой стиль. Соответственно, люди сначала обращают внимание на стиль, а потом на стоимость. У каждого свои методы выбора. 

— А какой у тебя стиль?
— Я люблю больше девочек фотографировать. Пары тоже люблю, а вот от свадеб отошла. Снимаю крайне редко. Это должна быть очень  интересная съемка, чтобы я загорелась. Еще люблю снимать эротические  фотопроекты в нижнем белье. 

— С мужчинами не работаешь?
— Я не понимаю, как сделать так, чтобы они расслабились, чтобы им было комфортно, чтобы они эстетически хороши были в кадре. Мужчину мне тяжело понять.

У девушек хоть и разные просьбы, но я их чувствую, ведь я сама девушка. Знаю, как их поставить в кадре, куда развернуть. Мне приносит удовольствие с ними работать.

— Бывает, девушке отдают фотографии низкого уровня. Она не избалована, поэтому спокойно постит их к себе в соцсети, а следом идет гора комментариев о том, как она прекрасна. Похоже на лицемерие.
— Я не думала об этом. Равнодушно к этому отношусь. Если есть классные комментарии, то это хорошо.

— То есть, ты поверишь всему, что тебе напишут?
— Я во все верю. Даже в единорожков (смеется). А если не верить, то придется комплексовать о том, какая я страшная. 

Я когда читаю комментарии, то я ими наслаждаюсь. Написали — приятно и мне, и моей модели. Задумываться — это тяжело морально. В жизни и так хватает того, о чем подумать. Если еще над комментариями заморачиваться… 

— Охарактеризуй уровень благовещенских фотографов?
— Уровень для нашего города достойный. Но здесь люди такие живут, что выше среднего не прыгнешь. Делать суперкачественно — это супердорого. Не все могут позволить себе съемку за 10 тысяч рублей. И это без макияжа и прочего.
 

— Если съемка стоит 10 тысяч, то это априори классные фотки?
— Не факт.

— А кто у нас берет много, но незаслуженно?
— Не знаю даже, что за цены тут. Но от себя скажу, что лучшим фотографом нашего города считаю Игоря Новикова. Я восхищаюсь его работами, мне нравится его стиль, его обработка. Что он ездит по миру, растет, проводит курсы, учит людей в фотошколе.

— А что насчет фотографов, которые снимают откровенно плохо?
— Пусть. Я тоже когда-то плохо снимала и брала за это деньги. 

— Это нормально? Или ты по принципу «если кто-то платит…
— …значит, людям нравится». Ну, коли нравится — берите.

— Ты здесь немного заработала себе имя и вдруг поехала в Таиланд. Почему?
— Там живет моя подруга, которая туда и звала.

— А более явная причина есть?
— Сейчас я много об этом думаю. Наверное, тогда мне надо было сменить обстановку, что-то переосмыслить. Нужен был толчок. У меня были отношения, которые даже спустя 10 месяцев удалось сохранить. Тяжело расставание давалось, но почему-то я поехала.

— Ты могла и навсегда уехать. 
— Нет, я сразу сказала, что это не навсегда. Но я не знала — месяц это будет или год. 

— Вы не виделись с любимым человеком 10 месяцев и все равно сохранили отношения?
— Да.

10 месяцев в Таиланде

— Красавцы. Расскажи мне тогда о жизни в Таиланде. Там зарабатывала съемками?
— Да. Мне пришлось устроиться экскурсионным фотографом для русских туристов. Но это не приносило мне удовольствия, потому что я работала на кого-то, мне выдвигали свои условия, обрабатывали мои фото. Смотрела потом на результат и чуть не плакала. А если люди еще и в «Инстаграм» это выставляют и отмечают тебя…

Но мне приходилось трудиться, потому что финансовая зависимость имелась, а моих собственных съемок было очень мало. Ведь так работать — нелегально. Я никак не могла себя рекламировать. Были случаи, когда мне приходилось отказывать клиентам или не отвечать на смс, потому что я чувствовала что-то подозрительное. 

— А что могло бы случиться?
— Могли депортировать без права въезда в страну, посадить в тюрьму, оштрафовать. 

Мне было страшновато. Один раз я фотографировала девочку у бассейна в отеле. Смотрю — тайский стафф уже собрался, все шушукаются, смотрят подозрительно. Я этой девочке  дала фотоаппарат, чтобы она меня снимала. Получилось, будто бы мы друг друга фотографировали. 

Такие моменты напрягали. Море, солнце, пляж — шикарные фото получаются. Но страх…  С одной стороны он бодрил, действуя как адреналин. А с другой стороны я понимала, что выше своей головы не прыгну.

— Поэтому ты и вернулась?
— Нет (смеется). У меня закончился загранпаспорт. Я хотела его обменять там, но родители безумно соскучились, так что я пообещала провести с ними месяц. Приехала менять паспорт и как-то проснулась здесь и поняла, что не хочу туда ехать, уезжать от любимого. Все близкие рядом. Здесь моя любимая работа. Пусть нет моря, солнца и пляжей, но здесь свои плюсы и их много.

— Ты же говорила, что Благовещенск унылый?
— Это когда я жила в Хабаровске. Но когда я сюда переехала, то этот уютный и маленький город стал для меня родным. Сейчас я приезжаю в Хабаровск, смотрю на него и думаю: «Как я могла здесь жить?». 

— По твоему «Инстаграму» может показаться, что ты легкомысленная ТП, прости уж за откровенность. Твое отношение к тому, что люди могут так думать?
— Мне все равно.

— Я не верю тебе.
— Поверь. Фото человека в «Инстаграме» отличаются от реальной жизни. Пусть думают — мне не страшно. Но близкие знают, какой я человек, что я далеко не такая. 

— Ты провоцируешь народ иной раз.
— Ну и ладно. Why not (смеется)?

— Твой мужчина не сходит с ума от безумных поклонников?
— Нет, нормально относится к этому. Он верит мне.

О йоге и вере во Вселенную

— Лен, скажи мне, как может девушка из Шимановска выработать в себе хороший вкус, стать действительно красивой девушкой и востребованным фотографом?
— Нужно развиваться, нужно вкладывать в себя знания.

— Тебе кто-то помогал развиться?
— Родители считали, что я должна отучиться, потом пойти работать. Когда я начала делать немножко не так, как им хочется, они сначала это в штыки восприняли, а потом привыкли и не лезли в мою жизнь. Я иногда спрашивала у них советов, но не всегда они давали то, что нужно мне, потому что они люди другого поколения и другого мировоззрения. Я к разным людям обращалась за советами — к знакомым, друзьям, подругам.

— Самый ценный совет из всех?
— Такого не было. Я ко всему приходила сама. Но мне сильно помогла йога. Первое время я плакала на занятиях, потому что у меня был жуткий стресс в жизни, я медитировала, а после — вытирала слезы. Постепенно становилось лучше. Медитация стала помогать. 

Я стала во все это проникать, больше читать, слушать мантры, учиться отпускать и прощать. Классное состояние, когда ты в своем позитивном и замечательном мирке. Что там, война? Ну и ладно, у меня тут листики летают. 

— Нормально ли такое равнодушие к окружающему миру?
— Я утрировала, конечно. Всем же все равно, что у тебя происходит. Почему тебе не может быть плевать на остальных?

— Не все такие безразличные.
— Большинство.

— Увидишь собаку и скажешь себе: «Да пусть мерзнет»?
— Нет, так я не сделаю. Я человечная, добродушная и сочувствующая.

— Тогда ты противоречишь себе.
— Я, наверное, неправильно подобрала сравнение. Я научилась абстрагироваться от внешних негативных факторов, которые могут влиять на настроение. Негатива в жизни очень много — той же зависти, грубости. А с моим отношением становится проще жить и достигать целей. 

— Это все благодаря йоге?
— Я думаю, она заложила хорошую основу. 

— Некоторым это покажется бредом — сложить ноги на тренировке в мудреную позу и в результате научиться прощать.
— Йога оказывает не только физическое, но и духовное влияние. Когда ты начинаешь это понимать и принимать, то начинаешь менять себя — тогда меняется и мир вокруг тебя. Но нужно сильно хотеть изменить себя внутри и снаружи.

— Я видел у тебя на шее какие-то амулеты.
— Рука Хамса. Внутри глаз. Это рука Бога, который все видит и тебя защищает. 

 

— Ты верующая?
— Я верю, но не скажу, что в Бога. Каждый верит в то, что хочет, что ему помогает. Я верю в силу Вселенной. 

— Как сила Вселенной влияет на тебя?
— Отлично. Если я прошу помощи, она всегда поможет. 

— Это не из разряда «нацепить что-нибудь прикольное на себя»?
— Нет, для меня это амулет, который защищает. Это как крестик. 

— А почему не крестик тогда уж?
— Я не крещенная. Но я хожу в церковь иногда. Крестик — это чистая формальность. Я себя считаю крещенной и без этого. Захочу быть крещенной — сделаю это.

 
Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter
Закрыть
Отправить сообщение об ошибке