Здесь бойцам ММА не платят

11 мая | 1604 0


Если говорить об MMА, то первые, кто приходят мне на ум – Хабиб Нурмагомедов, Коннор Макгрегор и Ти Джей Диллашоу. Они одни из топовых бойцов, о которых знают практически все. Для них спорт – это и самореализация, и работа, приносящая немалый доход. Но возможно ли дотянуться до «звезд» спортсменам, проживающим в небольших городах? 

8 апреля в Грозном прошел профессиональный турнир по смешанным единоборствам, в котором благовещенец Александр Мережко нарушил череду успехов чеченского бойца, не знавшего до того момента поражений.

Казалось бы, для нашего города – это немаленький успех, но со слов Саши для его амбиций – лишь небольшой старт. И что с ними делать? Хватит ли времени и сил удовлетворить их? Или стоит плюнуть на все и сколачивать состояние в другой сфере? С одной стороны, он бы и рад все бросить, но с другой – нереализованные мечты и желания держат в этом суровом спорте...

– Саш, зачем ты дерешься?

– Наверное, потому что у меня хорошо получается. Изначально не задавался таким вопросом. Это скорее было некой реализацией того, что действительно умею. Хотя сейчас у меня тот возраст, когда нужно делать выбор: либо заниматься спортом вплотную и пытаться достичь более значимых высот, либо отпустить все и начать зарабатывать.

– Если говорить о заработке, то это явно не в ММА, да?

– Давай честно, заработать в нем удается только «топам».

– Но в крупных городах России спортсменам тоже платят…

– Вообще да, но не всем. Как и говорил – «топам». А еще они могут выступать за несколько клубов и с каждого получать зарплату. В Благовещенске, да и по всей области, такого нет, все держится на отношениях. Но у спортивного клуба «Машина», в котором я занимаюсь, есть большие планы на развитие ММА в городе. 

– Почему не уедешь в более перспективное место? 

– Раньше хотел в Москву. Думал, как там закрепиться и чем заниматься, но в последний момент что-то остановило. Вообще сделать спорт работой можно и в Благовещенске. Достаточно запустить систему сборов. Сейчас, если «Машина» реализует запланированное, то мы сможем растить достойных бойцов здесь, и я параллельно смогу выступать на другом уровне. 

– Каким образом пришел в данный спорт?

– В 5-ом классе начал заниматься вольной борьбой – тогда я жил в поселке Восточный – и параллельно футболом. Последнее, кстати получалось лучше. Поэтому когда поступил в БГПУ, то пришел на футбол. Думал, что приеду из деревни в город, здесь крутые тренера с интересным подходом, но в реальности все оказалось совсем не так. 

– Разочаровался?

– Это еще мягко сказано! Решил не тратить время и вернуться на борьбу. И мне понравилось больше. Не в плане моих способностей, а именно в подходе. Во всяком случае, он был лучше, чем в футболе (смеется). Было тяжело – являлся одним из слабых. Но разговор с Андреем Юрьевичем Непомнящим о моей нехватке технических навыков привел меня и моего друга Колю Дема к нему на тренировки. А он на тот момент занимался с детьми. Их родители недоумевали, почему два здоровых лба занимаются с мелкими.

 

Когда у нас начало получаться, то Андрей Юрьевич по семейным причинам уехал. Повис вопрос: «Что делать дальше?». К другим тренерам не хотелось. Коля предложил мне попробовать принять участие в соревнованиях по смешанным единоборствам. Говорит, иди, попробуй, че тебе терять? Я согласился и занял 3 место. Потом узнали о следующих предстоящих. Коля посоветовал потренироваться и снова выступить. Тогда мы не занимались уже 4 месяца. В общем, пришел в другой зал, мне понравилось, и так я завис в этом спорте…

– Обычно у парней спорт выходит на первый план, а дальше уже учеба. Как это было у тебя?

– На третьем курсе я практически не посещал универ. Знаний не получал, не потому что их не давали, просто не находил в них смысла для себя. В итоге перевелся на заочку и подрабатывал охранником в одной из «китаек» города. И вот стою с Колей в смене, и мы между делом так «А давай федерацию сделаем?». Ну и как-то все завертелось. Представь, молодые пацаны, нам все твердили, что никто детей не приведет, тем более, на платные занятия. По всей области по вольной борьбе их тренировали бесплатно. А мы в первый же год в сентябре набрали 40 детей! Никто от нас такого не ожидал. Правда, сейчас уже не тренирую. Этим занимается другой человек. Ребятня отнимает много сил и энергии.

– Но ведь для развития федерации нужны не только энтузиазм и желание, понимаешь, о чем я?

– Нам везло на хороших людей. Как-то в универ с агитацией пришел Дмитрий Жаровский. Меня и Коли тогда не было. Кто-то из одногруппников ему сказал: «Вы красиво говорите, а можете помочь парням, создавшим федерацию по вольной борьбе? Им нужен ролл-мат». Он ответил: «Без проблем, дайте мой контакт». Не помню, кто нам его передал, но мы позвонили и встретились с Дмитрием. Рассказали, что нуждаемся в напольном покрытии, а оно стоило около 200 тысяч рублей. На тот момент это было целое состояние. Он сказал, что даст нам деньги. Мы его поблагодарили и все.

А потом Дмитрий говорил, мол, скоро, мол, работаю очень много и т.д. Коля вообще уже махнул рукой и не верил ему. А я до сих пор помню – и никогда не забуду – как сижу в общежитии, звонит Жаровский, спрашивает, где я, и говорит, что сейчас подъедет. Выхожу на улицу, стоит джип. Сажусь на заднее сиденье, дмитрий достает 200 тысяч рублей и отдает мне со словами «Считай». Мне было неудобно, таких денег никогда не держал. Когда я вышел из машины, он сказал: «Купите и потом расскажете». И уехал. Ни чеков, ни расписки – ничего не взял. Я пришел в общагу и спрятал деньги в самый дальний угол, где даже при уборке никто бы не нашел. (смеется) Мы с Колей реально заказали мат для зала. Хотя могли потратить деньги на что угодно. 

– Что двигает тобой вперед?

– Знаешь, когда переставал тренироваться, то уже через неделю мне становилось не по себе. Первая мысль: «Нафиг мне это нужно? Пустая трата времени». Смотрел на товарищей, на их успехи, и приходила другая – «Блин, ну я же тоже так могу!». Начинал немного завидовать и постепенно вновь возвращался обратно. У меня есть друзья, которые говорили «Все, больше не буду!», но по итогу все равно в спорте. Это Гештальд – чувство незавершенности тянет назад. Да и в лет 50 не хочется думать «Вот они попытались и достигли успеха, а я ведь тоже мог, но не сделал этого…». Наверное, это и двигает вперед. Спорт оставлю только если получу серьезную травму. Другой вариант пока не рассматриваю, ибо против себя не попрешь. 

– Есть какие-то свои традиции перед боем?

– Нет. А вот у моего товарища Юры Подколзина – да. Он постоянно перед соревнованиями приносит мне гематоген или с кем-нибудь передает. А еще и тем, кто со мной едет.

– Расскажи о бое в Грозном?

– Я начал готовиться к любительскому турниру в Москве, а мне звонит руководитель клуба «Машина» Андрей Домашенкин и говорит: «Саш, есть возможность попробовать себя в Грозном». Согласился и только потом посмотрел на своего соперника. То есть не было такого, что оценил и решал – ехать или нет. Задней не было. Готовился в сжатые сроки, так как вышел на замену. Буквально посмотрел, что соперник умеет, его ошибки и все. 

 

– Сложно было? 

– Эмоционально. Мне было тяжело от чувства ответственности. Во-первых, я перешел в новую команду и необходимо было самому себе доказать, что сделал правильный выбор. Во-вторых, ожидание людей. Я много думал не как победить соперника, а как не проиграть. С такими мыслями сложно выиграть. В последний день перед боем мой секундант и по совместительству близкий друг спросил: «Что думаешь?». Говорю, что мои мысли меня тянут вниз. А он: «Ну-ка, давай, ищи пути победы!». И мой мозг быстро переключился. У нас есть такая фишка, когда закрываешь глаза и если видишь четкую картинку с победой, то так оно и будет. Я увидел удушающий прием, но не думал, что так получится. А по итогу оно и вышло. 

– Что дала победа?

– На меня обратили внимание вне нашего региона – на западе страны. Это на самом деле круто. Лично для меня. 

– Кто из спортсменов ММА тебе симпатизирует?

– Особо никого не выделяю. Могу по определенным параметрам сказать, кто, например, для меня идеал выносливости. А если выбирать кого-то в общем, то, наверное, как и многим Хабиб Нурмагомедов. Он нравится по двум моментам: очень сильный духом и упертый. И мне удалось с ним пересечься. Могу сказать, что слава его не сломала. Хабиб – воспитанный и порядочный человек. 

– Где с ним виделся?

– Когда ездил на соревнования в Корею. Он привез туда своего друга Шамиля Завурова. Я спускался с ребятами в сауну сгонять вес, а Хабиб оттуда выходил. Перекинулись словами. «Че там, вам много? Если нужна помощь, то мой номер такой-то – заходите и я вам помогу, чем смогу» – Сказал он. 

– И как прошел бой?

– Проиграл. Почувствовал себя супер ударником – моя личная ошибка. (смеется)

–  Как относишься к проигрышам?

– У меня что победа, что проигрыш – одинаково. В любом случае думаю – «Блин, вот здесь плохо, и здесь». Друзья говорят, что так нельзя, особенно после победы. А я считаю, что это нормально. Потому что если бы так не думал, то мог бы забросить тренировки. А зачем? Ведь и так выигрываю.  

– Как совмещать спорт с личной жизнью, ведь он отнимает много времени? 

– Скорее не время, а энергию. Если скажу тебе, мол, у меня нет времени из-за тренировок – солгу. Потому что оно как раз-таки есть. Тренировка длится 2-2.5 часа, вместе с дорогой – около 3-х. При условии, что их за день проходит две, то это 6 часов в день. Во время плотной подготовки к соревнованиям их может быть три и каждый день. Сил не остается. И это нужно объяснять своей девушке или жене. Желательно на ее примере.

Когда я готовился, то у меня энергии не хватало и на объятия. Приходил домой и хотел только спать. Даже смеяться не мог. Моя девушка просила с ней куда-нибудь сходить, а я отказывался. Считала, что виной тому мой пофигизм к нашим отношениям. А вот когда у нее начались курсы по ее девчачьим делам…(смеется) Она уходила из дома утром и возвращалась в часов 7-8 вечера так же как и я ничего не замечая. А я специально начинал «А где покушать?», «А пойдем куда-нибудь сходим?». Причем не в шутку, а серьезно. Хотя понимал, что она устает. И когда у нее все закончилось, и мозг стал чистый – под нагрузкой к любому разговору можно отнестись неадекватно – поговорил с ней и проблем больше не возникало. 

– Существует стереотип, что спортсмены – люди недалекого ума. 

– Не знаю как другие, но я считаю, что любой хороший спортсмен не может быть: первое – глупым, второе – агрессивным. Плюс, хороший спортсмен умен и вне своей деятельности. Так как нужно понимать, что эта карьера не вечна. Вот сегодня мы сидим с тобой разговариваем, я – спортсмен, но могу выйти на улицу и, не дойдя до зала, попасть под машину. И что потом делать дальше? У меня должен быть запасной вариант вне спорта. Плюс, если ты не достигаешь никаких вершин, и нет даже перспективы для них, то нужно уходить. А что если знаний вне спорта мало? Поэтому хороший спортсмен – неглупый. 

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter
Закрыть
Отправить сообщение об ошибке