Жизнь — не сахар

Автор: Яна Лахай
30 января, 2017 | 3603 2

Летом редактор MOJO правильно питался девять дней, похудел на четыре килограмма и влез в оливковые шорты. Мы продолжили экспериментировать над своим телом и на этот раз отказаться от сладкого. Вернее, от рафинированного сахара и от продуктов, в которых он содержится. Особенно от шоколада и плюшек. Нет, не ради того, чтобы влезть в выпускное платье, а ради здоровья. Корреспондент почти выдержала.

Кто-то скажет, что эксперимент слишком прост. Что ж, «взрослые», вам очень повезло, если вы с легкостью убираете из рациона вредные сладости. Как заявляют многочисленные источники, избыток сахара может привести к диабету, болезням сердца, спровоцировать отложение жира, лишить нас доброй дозы кальция и витамина B, привести к синдрому хронической усталости и вообще наделать массу неприятного в нашем организме. А вот пользы никакой. Значит, и мне пора избавляться от этой привычки.

Заметила мою сладкую зависимость коллега. Она без особых усилий сидит на ПП, готовит вкусную и правильную еду и… слышит шуршание фантиков за моим столом.

Именно она и подала идею отказаться от сладкого. Проанализировав предложение, я осознала масштабы сахарного гнета, которым порабощена. Конечно, я ем полноценные и правильные обеды и ужины. Я не фанат колбасы, полуфабрикатов, майонеза и газировки, но вот со сладким я перебарщиваю. На завтрак у меня обычно чай без сахара, но с чем-то сладким, перекусы — а их пара-тройка в день — тоже состоят из чайных пауз с плюшками-конфетами-печеньем. В один присест могу съесть как две конфетки, так и плитку шоколада.

Прикинув, сколько сладкого я поедаю при сидячей работе, я поразилась, как мое тело не отомстило мне и не заплыло жиром еще пару лет назад. Скорее всего, пока мое положение спасает молодой возраст (мне 24) и метаболизм, но за пару-тройку лет такого рациона я рискую потерять все то нормальное, что дано природой. Более того, у трех поколений женщин нашей семьи был и есть сахарный диабет. Понятно, что против наследственности не попрешь, но и провоцировать заболевание не стоит.

Тема спасения меня от сладкой зависимости была поднята на вечерней планерке. Настроена я была решительно, редактор тоже. Наказано начать уже на следующий день. Срок без сладкого — две недели.

День 1

Со сроками мы погорячились: проснувшись утром, я столкнулась с тем, что завтракать нечем. Печенье и конфеты — пожалуйста, а вот сыра или ветчины для бутерброда не оказалось. Времени на то, чтобы сварить овсянку тоже не нашлось и, хлебнув «пустого» чая, я отправилась на работу. 

Только там, отведав самсы и запив ее несладким чаем, я поняла, что к переменам в питании готова плохо. Оно рискует стать еще более стихийным и невразумительным. 

За мотивацией я обратилась к диетологу Светлане Беловой. Она подсказала мне ключевые моменты. 

— Если вы отказываетесь от сладкого не из-за того, что у вас проблемы с фигурой, а только потому, что заметили за собой патологическую страсть к сладкому, то можно употреблять фрукты, хотя в них тоже содержится сахар — фруктоза. Рафинированный сахар вреден тем, что он откладывается в сосудах. К 60 годам это даст свои последствия. С ростом онкозаболеваемости мы не рекомендуем употреблять много сахара, потому что опухоли очень любят сладкое, поэтому все эти конфетки-печеньки стоит убирать. Лучше съесть яблоко. Сухофрукты тоже можно, только именно сухие фрукты, а не красивые и глянцевые, которые наверняка вымочены в сахарном сиропе. Что касается удовольствия, получаемого от сладкого, то оно очень краткосрочно, а ощущения радости и удовлетворения можно получать из других занятий — идите в спортзал, например. Там нужно искать эндорфины, а не в еде. Без сладкого можно прожить и человек от этого ничего не потеряет. А сосудам и вашему общему состоянию будет только лучше.

Что ж, в тот же день в столовой я отведала что-то относительно правильное — суп, порцию риса и мясо. И что-то неправильное, но не сладкое — пиццу. В честь Дня печати я не отказала себе в паре кусочков.

В первый день эксперимента я простыла. Поэтому, выпив таблеток и горячего чая, спать легла рано. 

День 2

Суббота. В выходные обычно я готовлю себе незатейливый, но любимый поздний завтрак — варю щедрую порцию кофе, сдобренного корицей и мороженым, жарю гренки. 

Так как калорийный кофе нельзя, я заменила его фруктовым чаем. Пресно. Даже слишком. Не выдержав, пошла на кухню и добавила в чай ложку меда — он натуральный. С ним гораздо лучше.

Суббота выдалась суетной. За делами и простудой не было времени думать о еде. До обеда я дежурила на сайте, а в час дня отправилась в село Ракитное, на юбилей клиники для нарко- и алкозависимых. Предстояло несколько интервью с резидентами и выпускниками реабилитационного центра. Один из молодых людей, не один год просидевший «на игле», в беседе со мной глубокомысленно заметил, что у каждого человека есть зависимость, а порой и не одна. «От сладкого, например», — сказал он. Я поежилась и подумала, что пока не понимаю, как справляюсь со своей зависимостью.

В клинике я пробыла до вечера. Это место произвело на меня огромное впечатление. Едой, кстати, там угощали, но от полученных эмоций и информации есть не хотелось совсем. Я чувствовала, как поднимается температура и закипает голова, а мне нужно было спешить на интервью с Аней Соловьевой

Не прошло и часа, как я добралась до города и оказалась на месте. До прихода Ани еще 15 минут. Заказала латте. «Сахар? Корицу?», — любезно спросила девушка. Хотела бы ответить, что мне и то, и другое, но нет. 

Кофе хороший, молоко немного придало сил. Я настроилась на разговор.

В 10 часов я была дома. Ничего не хотелось, кроме сна.

День 3. Ломающий

Проснувшись утром, я поела. Завтрак этого дня — чай с медом, бутерброд с сыром и два вареных яйца. Уже через пару часов понадобилось «подкрепление» — партия гренок. Возрастающий аппетит начал тревожить. 

Что со мной происходило — не знаю. Я чувствовала слабость в теле и постоянный голод. Перетаскала, кажется, с полкилограмма мандаринов, продолжала страдать и потеряла счет наворачиваемым между комнатой и кухней кругам.

Домашние моим предупреждениям о том, что я на особом режиме, не вняли. На столе в прозрачном контейнере красовались мои любимые пирожные-корзиночки с клубникой и нераспечатанная пачка Oreo. Я запивала болезнь и голод литрами чая с медом и лимоном, при этом гипнотизировала коробку с лакомствами. Мозг сверлила мысль, что «никто не узнает», но чувствовать себя безвольным существом не хотелось. Я была не в духе и не могла нормально делать ни домашние, ни рабочие дела. Эх, как бы не сдаться…

Чтобы отвлечься, полезла в Google: я ведь не первая в этом мире, кто решил отказаться от сахара. Примеры впечатлили. Люди не позволяли себе даже мед, жили без сладкого годами и заверяли, что зависимость отпускает уже после первой недели, хотя в первые три-четыре дня многим приходилось нелегко. Переживу и я.

Закусив горе бутербродом с ветчиной, я убралась из кухни восвояси и вроде как пришла в себя.

Ужин растянулся. Около шести часов я поела дома, а к восьми отправилась к коллеге на роллы. Лена, толкнувшая меня в эту несладкую пропасть отчаяния, диагностировала: «Да у тебя была настоящая ломка!». 

Дни 4-8

Будни начались стремительно и также быстро пролетели. Помимо того, что нужно было решать рабочие дела, стоило уделить внимание семье. В субботу намечалось празднование бабушкиного юбилея, поэтому мы с мамой пару вечеров потратили на поиск украшений для зала, открыток, подарков, тортов.

Да-да. Тортов! Честно говоря, в кондитерском отделе я едва не умерла. Со стороны, наверное, я была похожа на ребенка с горящими глазами, который никогда ничего подобного не видел и не ел. Мама сгорала от стыда и была готова купить мне что угодно. Но суть ведь не в деньгах, а в силе воли. Я была печальна, но непреклонна.

Знаете, это унизительно — зависеть от еды. Поэтому вместо торта я прихватила пару пачек хлебцев и творожного сыра. Пусть завтраки будут правильными.

Еду на работу на этой неделе я почти всегда брала с собой. Чаще это был рис/картофель и что-то мясное. Взять из дома я не забывала фрукты или овощи, а чтобы не пить пустой чай, иногда покупала к нему сыр.

 

Если ела в столовой, то это был суп + что-то на второе или второе + салат. Здесь, кстати, приходилось майонез заменять сметаной и следить, чтобы в пищу не затесался «сахарный» ингредиент. Сделать это оказалось практически невозможным. Песок иногда содержится в таких продуктах, от которых этого не ждешь — например, его бывает много в колбасе и полуфабрикатах, майонезе, горчице, различных соусах, он, черт возьми, есть в белом хлебе и много где еще.

На восьмой день я поняла, что привыкла к этому режиму и больше доставляет дискомфорт само чувство того, что мне чего-то нельзя, а не то, что я это не ем. Семья перестала покупать любимые сладости и, не видя их, жить стало гораздо легче. Я почти не завидовала девчонкам на работе, поедающим конфеты, и даже не угостилась кусочком «Альпен Гольда», хотя он пах изумительно. Я устояла и была собой очень горда.

День 9. Грешный

Воодушевленная своим спокойствием по поводу сладкого, я согрешила. На юбилее у бабушки я спокойно водрузила себе на тарелку два маленьких кусочка тортов. Эйфории не почувствовала и была этим изрядно разочарована. Фактически — эксперимент был завершен, но лично для себя я решила продержаться еще четыре дня, как и договорились с редакцией.

Дни 10-13 и итоги

Оставшийся срок я спокойно обошлась без сладкого. 

Американский писатель и сценарист Майкл Гротхаус отказался от сахара на две недели и уверял, что ощущения до и после разнятся колоссально. Его накрыла ломка уже на второй день, а первую неделю мучали головные боли и рассеянность. Зато по окончании эксперимента его ощущения были фантастическими: он стал более сосредоточенным, потерял пять килограммов веса, стал лучше спать.

Я поняла, что таких изменений, как у Гротхауса, ждать не стоит, поэтому не стала дожидаться 14-го дня эксперимента, а остановилась на 13-м. В тот вечер я торжественно съела два пирожных-корзиночки с безе и клубникой. Это было вкусно, но не так, как я представляла, что лишь подтвердило сделанные ранее мной выводы.

1. Мои вкусовые рецепторы слишком избалованы. Не хватало богатства вкусовых ощущений, зато, употребляя из сладкого только фрукты и чай с медом, я ощутила их сладость в полной мере. Привычные блюда «заиграли» для меня по-новому, стали более насыщенными.
2. Я стала внимательнее относиться к тому, что ем. То, что сахар кроется там, где его не ждешь, заставило еще раз задуматься о том, что в нас пичкают кучу ненужного и отличить плохое от хорошего должны мы сами.
3. Я осталась в том же весе, потому что недостаток вкусовых ощущений первое время замещала большим количеством еды.
4. Кажется, я стала бодрее. Может, это самовнушение. Как мне показалось, улучшился цвет лица и состояние кожи.
5. Я пришла к выводу, что не люблю сладкое до потери сознания. Это просто удобный, но бесполезный перекус. Я собираюсь бороться с ленью. Сладкого теперь мне хочется есть меньше и пользоваться при этом правилом «Хочешь плюшку — приготовь ее сам. Или разорись на хороший шоколад».
6. Сэкономить не вышло. Что шоколад и плюшки, что нормальные перекусы (мясо, сыр, овощи и фрукты) стоят примерно одинаково.

 
Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter
Закрыть
Отправить сообщение об ошибке