Жизнь в красном цвете

3 декабря, 2013 | 1566 1

Мы привыкли, что сердце активной культурной и политической жизни страны находится всегда где-то ближе к ее центру, далеко от нас. Но мало кто знает, что и в нашем городе немало политически активных людей. Например, 25-летняя Мадина Туаева — спортсменка, комсомолка, активистка, феминистка и просто красивая девушка. Сейчас она покинула родной Благовещенск и живет в Москве. О своих взглядах на жизнь и о переезде в столицу Мадина рассказала MOJO.

— Скажи, Мадина, что повлияло на формирование твоих, довольно нетипичных для девушки нашего времени, политических взглядов?
— Я влилась в левое движение довольно давно, с началом студенческой жизни. Естественно, в первую очередь меня и моих товарищей волновали проблемы молодежи. В тот период начали внедрять ЕГЭ, Болонскую систему образования. Неудивительно, что большинство педагогов были и остаются против этих нововведений, но наша нынешняя власть не хочет прислушиваться ни к мнению народа, ни уж тем более, к мнению компетентных и опытных людей. Повальная безработица, невозможность получить работу молодому специалисту — это все реалии современного российского общества. С этим можно либо смириться и плыть по течению, а можно (и нужно!) сопротивляться и бороться. Я выбрала второй вариант.

Со временем мои левые политические взгляды стали более осознанными, подкрепленными идеологическими знаниями. И сейчас я с полной уверенностью могу назвать себя идейной коммунисткой. И, конечно, очень жаль, что сегодня политические взгляды, основанные на идее справедливости, являются нетипичными.
 

— А ты состоишь в партии или какой-нибудь молодежной организации?
— С 2007 года состою в Ленинском коммунистическом союзе молодежи. В течение нескольких лет возглавляла Амурское областное отделение комсомола. Также являюсь членом КПРФ. При этом, я не отделяю себя от общего левого движения.

— Ты сейчас живешь в Москве. Есть ли какая-то разница между «их» и «нашими» активистами? Ведь бытует мнение, что молодежь в регионах менее увлеченная.
— В столице на самом деле молодежь более активная, более сознательная. Даже несмотря на то, что в Москве уровень жизни на порядок выше, чем в регионах, и нет таких больших проблем с трудоустройством.

Вспомнить хотя бы «Марш миллионов» 6 мая в Москве, который объединил десятки тысяч представителей системной и несистемной оппозиции. Тогда Москва на несколько дней превратилась в самое настоящее полицейское государство. По всему городу были расставлены автозаки, «винтили» всех без разбору (и активистов, и просто прохожих), московские отделения полиции оказались переполнены сотнями задержанных. Некоторые из них до сих пор не вышли на свободу. Хотя бы по этому частному случаю можно судить, что протест в обществе не просто живет, он нарастает и способен сопротивляться режиму.

Мне трудно понять, почему благовещенская молодежь такая аморфная. Интересы молодого поколения не должны замыкаться лишь на клубах и модных шмотках. Поэтому, в первую очередь, призываю молодежь к умственному развитию и умственному труду.
 

Но есть и другая сторона медали московских активистов — здесь очень много националистических движений и иже с ними. Все чаще слышны призывы об отделении Кавказа от России, о депортации всех азиатских мигрантов, о величии русской нации, о запрете на смешение славянской крови с другими нациями. Естественно, националисты от слов переходят к делу. Уже были случаи разгрома овощных палаток, в которых работают мигранты, участились убийства на национальной почве (с обеих сторон). Пока в стране не появится грамотная, четко проработанная национальная политика, межнациональную рознь в огромной стране нам, увы, не победить.

— Раз уж мы начали говорить о Москве. Почему решила переехать и почему именно туда?
— В Москву, откровенно говоря, не очень хотелось. Не хотелось бросать Амурский комсомол. Но обстоятельства заставили уехать. Сейчас продолжаю работать как в комсомоле, так и в компартии, но только в столице.

— Где все-таки живется лучше? В Москве или в Благовещенске?
— Сложно ответить. Мне нравится Москва с ее шумом и суетой. Тут классно. Но и на Родину тоже тянет, поэтому при любой возможности стараюсь приезжать к вам. А в материальном плане, конечно, в столице намного проще.

— А никогда не было мысли переехать куда-нибудь за рубеж?
— Стараюсь никогда не говорить «никогда», но мне кажется, я не смогла бы жить за границей. Здесь чисто психологический аспект. Покинуть родные места, близких, друзей это уже большой стресс. А в другой стране нужно адаптироваться к новому обществу, с иной ментальностью, с иными обычаями. Сложно все это. Да и не тянет меня за границу (улыбается).

— Хорошо. А теперь хотелось бы поговорить о другом твоем «увлечении». Насколько я знаю, ты поддерживаешь феминистское движение. Когда проснулся интерес к феминизму?
— Это не совсем увлечение. Больше жизненная позиция, которая не противоречит коммунистической идеологии. Начнем с того, что марксисты (к коим я себя отношу) всегда поддерживали эмансипацию. Поэтому для меня идея равноправия полов, наций, социальной справедливости — это норма. В подростковом возрасте мне часто говорили «не веди себя, как мальчик», «одевайся более женственно», «ты же девочка». И тут мне пришло осознание, что переделывать себя в угоду сложившимся в обществе стереотипам — это, как минимум, глупо. Зачем строить из себя того, кем я не являюсь? 

Просто на протяжении многих тысяч лет, тем более в патриархальном обществе, сложились представления о природном предназначении женщины. Традиционно женщине приписывают такие качества, как слабость, пассивность, нерациональность, женственность. Но можно вспомнить существование культуры воинствующих амазонок, которых назвать слабыми и нерешительными язык не поворачивается. Вспомним советских женщин в годы Великой Отечественной. Многие из них наравне с мужчинами шли на фронт уничтожать врага, а те, что остались в тылу, занимались, так называемой, «мужской работой», чтобы обеспечить победу нашей стране.
 

Современная женщина также испытывает дискриминацию в отношении себя. Нынешним законодательством для женщины закрыт ряд профессий. Например, машинист. Видимо, по мнению властей, женщины плохие машинисты. Хотя в советские годы некоторые машинистки даже были удостоены звания Герой Социалистического Труда.

А что самое печальное, многие женщины сами воспринимают дискриминацию как данность. Соглашаясь с тем, что они и глупее, и слабее, и менее решительны. Нужно менять систему воспитания. Взамен культуры красоты, культуры сексуальной привлекательности должна прийти культура умственного развития. В общем, девочки, выкидывайте каблуки и начните читать правильные книжки (улыбается).

— А влияет ли это все на твое общение с противоположным полом? В том смысле, что часто ли ты вступаешь в споры с мужчинами по этому поводу?
— Споры, безусловно, возникают, особенно с людьми религиозными, националистически настроенными. Но еще чаще спорить приходится с самими девушками, которые стремятся удачно (в материальном смысле) выйти замуж, стремятся максимально приблизиться к навязанным стандартам красоты. Я не против внешней привлекательности. Но это должно иметь далеко не первостепенное значение. В первую очередь женщины сами должны прозреть и понять это. А большинство моих товарищей, независимо от пола, поддерживают идеи равноправия. Как писал Фурье — «Социальное положение женщины является мерилом общественного прогресса». Мы этот тезис всецело поддерживаем.

— Возможно ли, что мы когда-нибудь все же решим этот вопрос окончательно, и придем к полному равноправию полов?
— Конечно. Это неизбежно. Общество постоянно развивается. Раньше рабство воспринималось как норма, сегодня для нас это дикость. Уверена, что и любое другое неравенство в ближайшем будущем будет восприниматься негативно.

 
Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter
Закрыть
Отправить сообщение об ошибке